?

Log in

No account? Create an account
Von Gartt

von_gartt


Idioterne

Блог с элементами кинематографии и богоборчества.


Валера едет.
Srkn
von_gartt
Слушайте, ну я сейчас поступлю, конечно, по хамски, и так сказать воспользуюсь ресурсом, но мне за это ничего не будет.

В общем,  я придумал такую штуку, которая называется chkalovdrive. Виталий меня в этом поддержал, мы нашли девочку с большой скрипкой и вот что у нас в итоге получилось, смотрите:

chkalovdrive - amber from chkalovdrive on Vimeo.


И поскольку нас в ближайшее время извлекание разных звуков из музыкальных инструментов будет намного больше всякого кина увлекать, то следить за нашими отважными приключениями в мире музыки можно вот здесь и здесь.



ЖЖ у нас тоже есть, только нам его вести не хочется.

Что в имени тебе моем?..
Mzr
von_gartt
Вот никогда бы не подумал, что Гулiна Гульнара и Виктор Наворский - это одно и то же. А ну и Крокозия это, видимо, Белоруссия, если Гомель там расположен.


Улыбок тебе дед Мокар
Mzr
von_gartt
Практически в преддверии "Золотого витязя" посмотрел хотиненковского "Попа", который бурляевский кинофорум в этом году открывал. Фильм, судя по всему, делался по заказу бригады Нарышкина, ну и РПЦ естественно руку приложило - там в титрах собственно список всех "сочувствующих" есть, среди которых даже гордо "Газпром" реет (ну и добавим к такому патернализму премьеру в ХХС в Пасху). Т.е. на самом деле уже титры вызвали странное ощущение от грядущего, но, забегая вперед, хочу сказать, что сильного давления сверху в фильме не чувствуется, либо это у нас агитмашина так работает, для галочки. Хотя от Хотиненко после "1612" и "Гибели империи" люди сверху уже коллаборационизма видимо не ждут, поэтому вполне может статься, что режиссер работал себе в поле и начальников не знал.

Фильм рассказывает об истории псковской православной миссии во время Великой отечественной. Если вкратце, то оккупировав Прибалтику и прилегающие территории, немцы решили возродить православие, которое большевики успели за время своего правления уничтожить. В центре сюжета - отец Александр Ионов, который между немцами и большевиками, а над ними Бог. Сомнений нет, что тема у Хотиненко сложная, тема неисследованная не только в кино, но и в историческом сообществе, и вместе с тем тема важная, потому что хватает российскую священную корову - Великую отечественную войну - чуть ли не за самое вымя. При этом, с точки зрения драматургии, у режиссера имеется такое пространство для маневра, потому что сама история вроде как конфликт создает: обстоятельства ставят человека перед непростым выбором, и выбор этот делать надо. И если Федор Михайлович на подобных вещах романы строил, то тут все скатывается до уровня мизансцен с Маковецким, жестоких фашистов и не менее жестоких большевиков (кровососы, в буквальном смысле слова, и те и другие), пасторальных пейзажей на широкоугольный объектив, ну и полетов мух и птиц. С птицами вообще все скверно получилось: благая весть тут возникает 22 июня 1941 г., а освобождение от нацистов села Закаты уже что-то из серии репинских "Не ждали".

К середине фильма вообще начинаешь так болеть за сельского попа, что и не очень-то Красную армию хочешь в кадре видеть, лишь бы пленные с голоду и тифа не умирали, партизаны бы не шалили, а так все окей - Бог один, ему-то какое дело, кто ты - немец или русский. При этом, позиция режиссера остается очень удобной, пунктирно намеченное смирение, тут возводится в степень уже какого-то буддийского послушания и аскезы. Хорошо там, где Бог, а если Бог с врагом, то где твой настоящий враг? Прямого ответа на вопрос Хотиненко не даст до конца фильма, хотя именно в этой загадке вся соль выбранной для экранизации темы.

Слово "поп" - палиндром, одинаково читается слева и справа. Вот и фильм получился таким же: с какой стороны к нему не подходи звучит он, а точнее молчит, амбивалентно. Подобно калейдоскопу, камера прокручивает одни и те же картинки немецкого грузовика, который выбивает "почву" из под ног у висящих в гитлеровских петлях советских партизан, и грузовика НКВД, увозящего в поле невиновных, - все это мы уже видели, теперь нас хотят приучить ставить между этими машинами знак равенства.




Палка, палка, огуречик
Mzr
von_gartt
Джош Кули, который руки прикладывал к последним пиксаровским мультам, на днях выпустил книгу "Movies R Fun" - полноценный сборник иллюстраций к фильмам, с подписями. Из своего детства помню, что серия "Библиотека приключений" в том же ключе оформлялась: картинка и текст, чтобы понятно всем было, что это Том Сойер, а не Бен Роджерс.

В целом, там все конечно на уровне газетных карикатур, но есть и смешные штуки.


Мой папа - шизофреник, но я его люблю!
Mzr
von_gartt
Обычно мы не балуем отечественное кино, а тем более его т.н. "новую волну", но вот сегодня сделаем сделаем исключение: "Сумасшедшая помощь" Бориса Хлебникова. Действие фильма - это своего рода история сумасшествия, но каждый, разумеется, сходит тут с ума по-своему, поэтому шизофреники в разной степени тут все, начиная от белорусского гастарбайтера и заканчивая участковым. Причем шизофрения по Хлебникову - недуг заразный, по стране передается воздушно-капельным путем ну и лечится разве что препаратами от пневмонии.

При вполне очевидных ассоциациях с Дон Кихотом и Санчо Панса, Чебурашкой и крокодилом Геной или Джеком Лукасом и бродягой Пэрри (это кому как удобнее) режиссер смог историю поставить на рельсы нашему зрителю очень понятные, при этом чернухи тут щепотки две-три, ну т.е. практически добавлены "по вкусу". Хлебников, кстати, в интервью постоянно отмахивается от ярлыка "социальный режиссер", что формально вроде и правильно - масштабы действия его фильмов масштабам страны не соответствуют, но, к сожалению, миры новостроек в спальных районах - и есть наиболее четкие слепки действительности. Именно в загаженных дворах живут майоры евсюковы, которые потом попадают на первые полосы светских газет и резко становятся интересными и нужными для всех. "Сумасшедшая помощь" - это своего рода продолжение "Свободного плавания", который Хлебников снял тремя годами ранее. И если в том фильме герой-Леня из провинциального города уплывает в "новый мир", то приплывает он именно в Москву, которая ни лучше и ни хуже, а точно такая же - куцапая на слова и порой невнятная на поступки.

В сети фильм уже успели прозвать политическим, отталкиваясь от каких-то подчас умозрительных образов, мол, толстый гастарбайтер Евгений, подобно медведю Винни-Пуху застрявший между домами, это наш президент, а долговязый инженер, у которого явно не все в порядке с головой, - это, прости Господи, Пу (мне вот также про "Двенадцать" Михалкова рассказывали несколько лет назад, что это кино про Путина и Патрушева, которые Чечню пилят).  Есть и другая категория критиков, которые успели Хлебникова наречь молодым Балабановым, который страну родную не любит и только и может что грязь на нее лить. Глупо это конечно всё, хотя бы потому, что в шизофрении героев (а то, что сумасшедшие тут все, я надеюсь, сомнений нет) есть какое-то очарование, и не какое-то буржуазно-надменное, а именно искреннее. Простыми перемещениями камеры и односложными репликами героев Хлебников свои фильмом расчерчивает координаты духовности, которые кажутся чудовищно неверными, прочерченными детской несмышленой рукой. Нехитрым языком режиссер говорит, что помогать в этой стране могут лишь люди больные, из поколения хрущевских оттепелей и космических бумов. Только не очевидно, где начинается и заканчивается шизофрения инженера, умеющего сжигать врагов взглядом, - то ли в его желании почтить память тружеников завода, то ли в том, что эта самая память почитается выпеченными хуями? Где в нашем обществе находится грань рационального эгоизма и социальной взаимопомощи, скатывающейся в юродство и сумасшествие? И если для нас эти понятия разделены уж совсем непролазным забором, то может и лечить надо нас?









Совсем забыл про каплю Никиты:

Расстояние в один год
Mzr
von_gartt
Канны-2009:


Канны-2010:

То спишь, то не спишь, а то совсем не спишь
Mzr
von_gartt
Вырвал на неделе время и посмотрел, наконец,  норвежский "О'Хортен", которому уже года два минимум, поэтому киноновинкой его назвать сложно. Весь фильм - это, по сути, процесс курения трубки, если кто знаком с этим занятием. Т.е. необходимо поддерживать в трубке какую-то жизнь, не дать ей погаснуть, но в то же время кочегарить ее до каления тоже не стоит. Вот у Хамера примерно аналогичная ситуация повторяется: только все происходящее на экране в какую-то колею заплетет, как неожиданно появляются какие-то люди с огромной рыбой или дипломат-изобретатель, который умеет водить машину с закрытыми глазами. Причем весь вот этот фарс тут смотрится гармоничным, практически вросшим в суровый норвежский фьорд - он не удивляет, а скорее дополняет.

Сюжет фильма строится вокруг вышедшего на пенсию машиниста (играет его Борд Ове, патологоанатом из триеровского "Королевства"), который большую часть жизни водил один и тот же четырехвагонный состав из Осло. Как показывает практика, дальнейшее повествование обычно постулирует идею о  том, что в старости жизнь только начинается, либо скатывается до трагичного суицида в духе того же Брукса из "Шоушенка". Хамер проводит драматургию по тончайшей грани между этими двумя фабулами, которые казалось бы взаимоисключающие. Даже помимо концовки, понимать которую можно как угодно, тут весь фильм протекает на какой-то границе раздела фаз: между жизнью и смертью, разумом и сумасшествием, правдой и вымыслом. Радует, что режиссер находит в себе силы ни в одну из этих крайностей не завалиться.

Я вообще, после "Хортена" начинаю все больше склоняться к тому, что если национальный кинематограф как явление все еще существует, то скандинавы - одни из его лучших образцов (где-то я вообще читал, что только скандинавы не разучились снимать кино). Из не самой, казалось бы, примечательной ментальности они смогли создать определенный стиль, определенный бренд, который не только узнаваем, но и востребован. Скандинавы - это своеобразный "фарс-насипед щщах", такое искусство на грани английской иронии и немецкого бюргерства. И при этом, находясь в пограничном состоянии, они совершенно не чувствуют себя стесненными. При этом у меня у возникают подозрения, что у них в принципе авторского кино нет - оно у них всё вот такое.

В свете этого возникает простой вопрос: так о чем же сам фильм? Ну, во-первых, Хамер посвятил кино своей матери, поэтому для него эта работа, как для Хортена прыжок на лыжах с ледяного трамплина - доказать, что можешь. Получилось у него это или нет? - Неизвестно. Также неизвестно, умер ли усатый Хортен, сломав себе напополам туловище, или женился на своей подруге с неисчезающей улыбкой-оскалом. Ведь все это - уже совсем другое кино.












Sex, drugs and death
Mzr
von_gartt
Вчера с девушкой ходили на "Вход в пустоту" Гаспара Ноэ. Фильм, на самом деле, - настоящий артхаус, т.е. это именно тот самый случай, когда форма преобладает над содержанием (ну по привычке это и постмодерном можно назвать, как водится). Хотя, зная Ноэ (достаточно "Необратимость" посмотреть), это не удивительно - француз в каждом фильме вокруг какой-то совершенно детской идеи строит такой каркас, что начинаешь думать, что ты воспринимаешь фильм как-то уж совсем неправильно, и что он куда глубже и умнее. Хотя по сути, Ноэ лишь пробуждает в зрителе какие-то ощущения и воспоминания, заранее понимая, что эффект может быть самым непредсказуемым.

В основу фильма положена "Книга мертвых" (тибетская, а не древнеегипетская, что в книге не уточняется), причем саму книгу читать совсем необязательно, потому что еще на пятнадцатой минуте хриплоголосый наркоман Алекс, смахивающий на Тельера, рассказывает про нее все, что необходимо знать, ну и заодно рассказывает весь фильм, действия которого так и развиваются по написанному буддийскому трактату. Можно, конечно, много спорить о глубине происходящего далее на экране, но если снять все рюшечки и ряд нюансов, то в итоге у Ноэ получаются "Милые кости" Джексона только про наркоманов. Наркоманы у француза тоже заурядные личности, которых по идее можно и пожалеть: одного сдал друг, другой бегает от японской полиции, ест из помоек и мерзнет без теплых вещей, девочка (ну это как бы и не Аронофски придумал) - стриптизерша, которую разделывают у гинеколога. Ну и куча подобной мерзости, в которую зрителя погружают по уши, собственно операторское решение фильма (за объективом тут верный Бенуа Деби естественно) - камера в духе Акерлунда в "Smack my bitch up" от первого лица - и нацелено на то, что бы зритель себя частью всей этой грязи почувствовал. А, ну и две трети фильма тут вообще снято так, как будто все это в 3D очках смотреть надо.

Вообще Ноэ, при всей своей кажущейся безысходности, вовсе не режиссер чернухи - у него же в фильмах добро всегда побеждает зло, причем в тот момент, когда казалось бы уже всё. Причем если в жизни подобного расклада не получается, то Ноэ берет и монтирует фильм, наплевав на хронологию событий, а запустив историю с конца. При этом динамика у режиссера всегда одинаковая: зрителя помещают в бассейн с дерьмом и опускают всё ниже и ниже. И когда становится просто невыносимо от смрада, ноги находят дно, от которого можно оттолкнуться. Проблема в том, что образы хорошего и плохого у Ноэ не получаются равносильными, и если ошметки плода после аборта каждым зрителем воспринимаются однозначно, то реинкарнирование вообще может остаться непонятым. 

"Вход в пустоту" можно назвать неким прорывом, Ноэ и Деби тут достигли поистине удивительной картинки, камера, которая и в "Необратимости" летала в пространстве, приобрела какую-ту внутреннюю логику, а траектория ее движения осмысленность и чувство прекрасного. Однако, во всем этом киноязыке есть определенные закономерности: такая форма - это тупик. Ноэ сейчас вышел на такую дорожку, которая при всей своей красоте не ведет ровным счетом никуда (это примерно как метод моего любимого Тарковского, который абсолютно конечен и безальтернативен). Поэтому очень может быть, что для большого зрителя кино останется лишь: "ну это где хуй такой большой как бы изнутри телки показывают!"   


Чтобы косо не смотрели
Mzr
von_gartt
Вот возникло странное желание заняться в очередной раз тем, что может делать-то и не стоит. В прошлый киносубботник мы с Сорокиным в присутствии дам шли на "Пипец", а попали на "Утомленные солнцем - 2", про которых я категорически писать отказываюсь, а, пересмотрев первую часть (которая, конечно же, и должна была остаться единственной), буду писать про нее. Можно сказать, для Сорокина почву растаптываю.

Вообще, конечно, при всей пафосности фигуры Никиты не только в нашем кино, но и в нашей стране, надо отдать ему должное в том, что он умеет делать  хорошо: снимать кино и в нем сниматься. И можно бесконечно ругать его за совершенно неподражаемые интонации, за нытье и барский лепет, но всё это не совсем правильно, потому что плеяда критиков обычно не в состоянии Михалкова-актера отделить от Никиты Сергеевича в жизни. Понятно, что Никита не сильно напрягается в фильмах, играя всё больше самого себя, нежели искусственного персонажа из сценария, но от этого уровень именно что актерского мастерства подвергать сомнению глупо. Такая же ситуация у Михалкова и с режиссурой, которую в чистом виде воспринимает мало людей, предпочитая экстраполировать каждый фильм Никиты на его риторику в рамках СК или очередной программы с очередным познером. Т.е. уйди сейчас Никита в подполье, как Хржановский-мл., и вполне мог бы стать местным Херцогом или Копполой.

Первые "Утомленные" - фильм во всех отношениях правильный, выверенный до последнего кадра и звука. С одной стороны, это абсолютно фестивальная история с таким количеством артхаусных киноприемов, что порой прям гордость разбирает за страну. Там же первые два часа фильма - это абсолютно европейский киноформат, антиутопия на стыке с сюром - все эти люди в противогазах, канканы в тихий час и эффекты шаровой молнии. Перед глазами проносятся какие-то сумасшедшие люди - Тихонов с усами, Ильин с сеточкой для укладки, а появление Меньшикова в доме все помнят? - и создается ощущение, что у фильма нет начала и конца. Жаркое солнце припекает голову зрителю настолько, что с трудом вспоминаешь, что Митя - засланный казачок, и что в самом начале он живет в квартире на набережной Кремля. И только минут за  двадцать до финала режиссер сгребает мозолистой рукой всех в кучу  и давит до тех пор, пока на глазах не заблестят никакие не глицериновые, а самые настоящие слезы. При этом, ты понимаешь, что вот именно сейчас тобой манипулируют,чувствуешь над ухом легкое шевеление усов и голос: "Вот теперь плачь".

В области идейности изобретений тут нет: фабула об ужасах тоталитарного государства тут звучит простым аккордом ля-минор, который только усиливается Котовым, который единственный во всей компании в это самое государство верит. Но главное в фильме вовсе не это. У Михалкова получилось сделать кино, однозначно воспринимаемое Россией, Европой и Америкой. И награды Каннского фестиваля (большой приз жюри) и Оскар (лучший фильм на иностранном языке) - это только следствие этого. Причина тут в другом: на стыке русской скорби (которая может быть передана разве что как "У-у-у-у-у-у..." в эпизоде прощания комдива с Надей), нашего исторического сознания 30-х годов, либерального порицания авторитарной власти и превозношения христианских ценностей - семья, дом, долг и честь - у режиссера рождается самый, пожалуй, важный элемент в любом искусстве - УКК - универсальный культурный код.













А это вообще из разряда киноцитат:


Живее всех живых
Mzr
von_gartt
Тут новость прошла, что Рашид Нугманов летом будет выпускать расширенную версию "Иглы" с Виктором Робертовичем. Из самого патового это конечно то, что режиссер "обещает дать ответ на многие вопросы, среди которых вопрос "Жив ли Виктор?" Т.е. вот она старая закалка советских киностудий в действии: храним пленки с фильмами до самого конца, чтобы потом снова ножницами их порезать и новый фильм выпустить. Второе замечание (привычное, впрочем, для нашего кино): кто это будет смотреть? Вроде как из цоевских штанов все вылезли: молодежь вообще думает, что Цой - глава коммунистической партии Кореи, а дядьки, которые в 90-м на Лужниках под "Группу крови" кеды стаптывали, лучше жену на "Квартет И" какой-нибудь сводят - там хотя бы смешно.

И мне вот вообще не понятен весь этот ореол таинственности. Все и так знают, что "Цой жив!", а "Анжела and Ира супер!"



PS. Сорокин вообще на днях мне смс прислал: "Zastav' Tsoya bogu molit'sya, on i Moskvich rasshibet"

Hey, hey, I saved the world today
Mzr
von_gartt
Решил сегодня добить похождения "змея" Плисскина и посмотрел "Побег из Лос-Анджелеса". Это можно назвать продолжением "Побега из Нью-Йорка", о котором мы уже писали на этой неделе, снял всё тот же Карпентер. Хотя кино можно смотреть независимо от первого фильма, потому что смежных сюжетных линий практически нет, а те, что упоминаются, тут же и разжевываются. Межу двумя фильмами прошло 15 лет (по сюжету столько же), однако если смотреть на все это как на некий ход киноэволюции, то создается ощущение, что Карпентер находился в криоспячке или снимал оба фильма одновременно.

Если в первой части сюжетная канва как-то захватывает и образует вполне динамичное зрелище, то во второй можно наблюдать просто бесстыдное калькирование - это уже не самоцитирование, а именно "копи-паст". Ну вот к примеру, "змею" там в очередной раз стреляют в ногу, и полфильма он бегает прихрамывая. Что ещё настораживает, так это картинка - там конечно уже другой оператор работает  - некий Гэри Кибби, что конечно не Дин Канди, который все части "Назад в будущее" снимал всё-таки. Но в кадре практически не на что смотреть, всё получается настолько пресно, что не знаешь, куда глаза деть. По спецэффектам там тоже всё плохо, на дворе вроде 96-ой год (Эммерих, например, "День независимости" свой выпустил тогда же), а используются комбинированные съемки на уровне восьмидесятых и вертолет-трансформер в духе бартоновского бэтмобиля (даже хуже на самом деле).

При всем этом, Карпентер во втором фильме предстает уже как совсем свихнувшийся борец за правду и свободу с раком мозга в терминальной стадии, этакий всадник либеральности. Нет, это может всё и не так плохо, но преподносится настолько пошло, вульгарно и таким вот толстым-толстым батоном тебе в рот отправляется, что непроизвольно рвотный рефлекс появляется. Практически "имперская империя" США здесь тюрьма, в которой не только убивать нельзя, но и курить, есть красное (!) мясо и спать с женщинами - причем в диалогах Плисскина то и дело проскальзывает, что это, мол, не будущее, а самое что ни на есть настоящее! А эти имперские орлы в качестве новоамериканской символики? А дочка президента по имени Утопия, которая воплощение миропорядка и толерантности? Т.е. вот Сорокин часто Паркера за "Стену" ругает, что там всё больно грубо и не по-английски сделано, но тут же совсем всё плохо с этим. Конечно за 15 лет сменились ориентиры и главный враг это уже не Советы с Китаем, а страны третьего мира - Корея, Куба, Латинская Америка - китайцы тут вообще даже спасают Рассела. Забавно смотрится разве что эпизод в гламурной "клинике" пластической хирургии, где людям буквально пришивают губы, носы и сиськи - само собой, у Карпентера это Беверли Хиллз.

На "Побег" можно на самом деле смотреть, либо как на паршивый экшн (для любителей современного пиф-пафа лучше вообще и не садиться), либо как на либеральный протест, который в итоге впадает не просто в маразм, но и в маргинальщину, что страшнее. Весь фильм смотришь на "хороших" и "плохих" и не понимаешь, кто есть кто. Президент США - типичный "культ личности" и тиран (заодно и христианин), злодей в облике Че - типичный безнравственный террорист, дочь президента - дитя цветов, которое вместо спасения мира скорее трах займется любовью с классным парнем с фенечкой на запястье, потому что он хороший. По идее Карпентнер в качестве ответа дает нам "Змея", который по сути дела не лучше остальных и для которого очевидно, что "хороших" в этом мире просто нет, поэтому пора убить уже сразу всех - некая идея иудейского Бога в этом просматривается, ну или базаровщина, если Вам так ближе. Ломать - не строить!


Между носом и губами есть участок с волосами
Srkn
von_gartt
Практикуй мы эпиграфы, то сюда бы очень хорошо подошло хайку, сочинённое одним певцом музыки в стиле рэп:
Bad idea to
Catch the King Kong. Don't they know
Monkey throw their poo?

Вот Чарльз Бронсон, главный герой одноимённого квазиавтобиографического фильма ("Bronson", режиссёр Николас Уайндинг Рёфн), и есть та самая обезьяна.

Чарльз Бронсон считается самым опасным английским преступником, он провёл в камере что-то порядка сорока лет, из-за постоянных стычек с охранниками для него сейчас вроде бы специальную, личную тюрьму построили. Бронсон, конечно, очень крутой - у него усы, у него лысина, совершенно невменяемое произношение (играет его, причём гениально, актёр Том Харди), и он, что твоя рельса, абсолютно несгибаем и прямолинеен в своих действиях. Действия эти, впрочем, преимущественно сводятся к битью людей руками.

При этом Бронсон - он действительно настоящее, без шуток, хтоническое чудище, Кинг-Конг, сгусток оголтелого позднего модернизма, и "сейчас таких уже нет". "Я просто хочу быть знаменитым" - говорит усатый монстр на первой минуте фильма. И слава к нему приходит - дикие выходки, которые тут Бронсон вытворяет, в художественной среде называют словами "перфоманс" и "трикстерство". Чем-то подобным в пятидесятые занималась творческая группа Fluxus - антиарт, хэппенинги, нойз. Из Флюксуса очень быстро вырос поп-арт с его суповыми банками - и это то самое пространство, в которое режиссёр Рёфн встроил свой кинофильм.

Это, прямо скажем, единственная незадача. Рёфн, который до "Бронсона" снимал дикий соцарт, здесь неожиданно переключается на не менее дикий поп-марафон под Pet Shop Boys. Фигура его заключённого Бронсона слишком огромна и фактурна, она заслоняет сразу всё, стоит только ей появится в кадре - поэтому сюжета тут как такового нет. Бронсон идёт под музыку по коридору, или отмеряет шагами пространство своей камеры - получается в итоге, опять же, немного в ключе галерей современного искусства, только вместо человека-собаки человек-бильярдный-шар. Живой, настоящий Бронсон (а фильме даже врубается в какой-то момент документальная хроника, где Чарльз сидит верхом на крыше и кидается в полицейских черепицей), с которого всё это более-менее живописали, выделывал гораздо более увлекательные штуки.

Однако если же воспринимать всё происходящее на экране как набор взаимосвязанных метафор (а тут к этому есть определённые предпосылки), то тогда мы с Мазуревичем голосуем "за" двумя руками: когда художник, завершив своё произведение, начинает сильно быть публику кулаками по лицам - это, конечно, во много очень верная позиция, которой, вообще говоря, надо придерживаться.

103.69 КБ
152.61 КБ
159.97 КБ
151.66 КБ
200.49 КБ
179.80 КБ
202.24 КБ
133.15 КБ
105.29 КБ
119.45 КБ
75.97 КБ

pic via film_stills

Дедушка зачем-то купил себе лошадку
Mzr
von_gartt
Вот  пока вы все не спите и ждете экранного чуда от Никиты, наш с Сорокиным любимый Мендес объявил, что следующим его фильмом будет "Волшебник изумрудного города" (ну это я естественно сразу адаптировал на русский, в проекте это вообще как "Brick" прописано)! Видимо это он так Бартону за "Алису" мстит, которую тот у него увел. Что ещё любопытно: в роли волшебника страны Оз Дауни-младший (надо было бы конечно ради хохмы железного человека дровосека ему отдать). В общем история любопытная там затевается, уже на уровне кастинга можно сотни теорий и предположений строить, а уж что там про режиссерские выходки Мендеса рассуждать. 


Свободу Анджеле Дэвис!
Mzr
von_gartt
В рабочем режиме пересмотрел сегодня "Побег из Нью-Йорка" Карпентера, который в детстве казался не столь крутым, видимо в силу ненакаченности Курта Рассела. В детстве же кино как смотришь? - тот-то - крутой, а этот - плохой. С возрастом, конечно, начинаешь обращать внимание на какие-то иные вещи - ну хотя бы на декольте Барбо (она кстати бывшая супруга Карпентера, поэтому тут можно много писать о ее сексуальности). Еще в детстве не очень ценишь всякие мелочи, которых в фильмы масса: например в бывшей библиотеке работает нефтяная насосная вышка, вмонтированная в пол - тебе кажется, что это, в принципе, нормально и ничего страшного.

Вот не очень бы хотелось сейчас вдаваться в киноисторию, но Карпентера вполне можно назвать режиссером первой волны постапокалиптического кино, причем интересно то, что кадр у него строится по лекалам фильмов нуара: обязательно ночь (мало того, что в дневном свете картинка теряет привлекательность, так ещё и ночь в фильме наступает похоже каждые два часа), в которой герой растворяется, преобладание вертикальных линий, ну и конечно вечный мотив города. С Нью-Йорком вообще Карпентер поступает чрезмерно иронично, ну или это сейчас смотрится смешно (фильм-то вообще в 81-ом был снят): Либерти Сити у него представляет собой огромную тюрьму, ну и вечное передергивание на тему американского флага и конечно Статуи Свободы тут тоже есть.

Вообще при всей простоте конструкции, у режиссера получается очень добротная история, которая перепоясана драмой, подобной галстуку президента, завязанного в строгий Виндзор. И хотя всё это смотрится подчас наивно, но перенеси все это сейчас на экран, можно было бы сделать отличный экшн. Кстати электрический интернет даже где-то писал о возможном ремейке картины, но не очень понятно, кто за это возьмется, надеюсь не МакДжи, а например братья Хьюз. Понятно, что в начале 80-ых фильм носил вполне конкретные задачи, может и поэтому выглядит ощетинившимся: холодная война, которая в фильме переросла в "горячую" (например главный герой - Змей - над Ленинградом летал), и проблема свобод в США подаются в духе антиутопии. Да и главный герой у Карпентера получился классическим для того времени - т.е. такой "самый неположительный из симпатичных персонажей", как писал Гладильщиков. Ну т.е. по сути дела чистый постмодерн: герой весь фильм спасает президента, а точнее некую аудиозапись, которая находится в чемодане, прикованном к руке первого лица государства. И запись эта вроде как должны всех спасти и примирить штаты с воинствующими Советами и Пекином (ой, как сейчас вся эта история с коммунистическим Китаем смешно выглядит). И вот, когда от хэппи-энда слезы наворчавиются, и запись вроде как должна прозвучать на весь мир и спасти его, в динамиках играет... джаз конечно!









Сглазил:


Я запуталась и ничего не понимаю
Mzr
von_gartt
Первый серьезный режиссерский дебют Марины де Ван - "Не оглядывайся" - это вот такой пример того, что лучшее - враг хорошего. Даже немного не по себе становится, когда вспоминаешь, что этот человек у Озона сценаристом был: "Криминальные любовники" и "8 женщин" это всё ее. В конкретном случае девушка старается сделать удивительную попытку перепрыгнуть учителя (в этом ничего, кстати, криминального нет), но уже на уровне сценария забывает, как она хотела это сделать. В итоге мелкими перебежками от социальной драмы к мистическому ужасу автор добирается до финала, который досматриваешь уже на автомате, предварительно покурив, выпив чаю и обсудив концовку.

В целом у де Ван куда-то вылетело то, что делало фильмы Озона узнаваемыми и "французскими", у нее же тут женщина фактически в мутанта превратилась, причем такого, которому сочувствия нет ну совсем, не потому что он грустный и унылый, а потому что  в действительности мутант-неудачник какой-то получился. По идее режиссер должен нам ниточки какие-то в руки дать, чтобы мы эту женщину распутали, но в итоге камера фиксирует какие-то совсем ненужные постельные сцены и метаморфозы Марсо-Беллуччи-Марсо в духе "Терминатора - 2". Все-таки иметь в кадре таких актрис и делать из них манекенов - дело непростительное, я считаю. Что Моника, что Софи - мощнейшие женщины в кино, не голливудские картинки в духе Меган или Анджелины (мы их, кстати, очень любим с Сорокиным, но по-другому), которые могут эротично убивать, а настоящие актрисы, которые умеют играть так, что мурашки по телу. Тут же скорее отвращение рождается, потому что у женщины-героини половина лица от одной, а вторая - от другой. Ну разве что с сиськами Беллуччи смешно получилось, ну вот правда у нее они больше, чем у француженки.

При всем этом не очень на самом деле понятен месседж фильма, отсылок к Содому и Гоморре тут, не смотря на названия, искать точно не надо. Тут скорее из серии "Милых костей": уходя - уходи. Возможно ещё трактовать всё в духе: будь самим собой. Только в таком случае встает ребром вопрос: а что делать со своей памятью, которая вроде тоже к тебе имеет отношение? Можно как-то ее не убивать, а жить вместе с ней? Видимо нет. Хотя вот тут стоит мне остановиться, видимо, чтобы не спойлить.   

В сухом остатке ты получаешь шерстяную ниточку, которую разматывал почти 2 часа, смотришь на нее и понимаешь, что связать шарф из нее не получится - цвет не тот, да и шарфов таких бабушка навязала в свое время целый чемодан.




War never changes
Srkn
von_gartt
Поддался искушению, и вот теперь сижу смотрю "Pacific", минисериал про подвиг американских морпехов в Тихом, разумеется, океане в годы Второй мировой войны, который Спилберг с Хэнксом напару спродюссировали для HBO за 200 миллионов. Если первый эпизод посмотерть зажмурившись, то уже ко второму выясняется, что запас местной видеотеки, откуда сценаристы черпали вдохновение, не ограничивается одними "Спасти рядового Райана" и "Тонкой красной линией" - начинается бытовуха, понос от консервированных персиков, кража чужих пайков и другие увлекательные штуки.

Вообще, нарратив у "Пацифика" достаточно разреженный - в каждом новом эпизоде меняется не только режиссёр (надо сказать, тут, вопреки всему, вся съёмочная группа - не безобразные бессловесные големы Спилберга, а вполне себе функционирующие единицы, способные на что-либо помимо копирования известных военных фильмов), но и, скажем так, подход к теме - ракурс чуточку смещается (то "гражданка", то госпиталь), материал несколько спрессованно и компактно подаётся зрителю, то есть такой не просто минисериал, но и как бы из минифильмов состоящий. Склееные вместе, эпизоды в итоге должны образовать, судя по всему, эпическое полотно формата, простите, какой-нибудь "Войны и мира". Сами серии не очень длинные - если повыкидывать говорящие головы в начале, "previously on..." и "next week" с титрами, то в сухом остатке минут сорок останется.

Ещё от эпизода к эпизоду накаляется, что называется, градус безумия - если сначала все такие невинные голубоглазые, то по мере движения вглубь сюжета случается всякое, ну как у Ф.Ф. Копполы почти - кто-то засовывает ствол пистолета в рот, впроброс показывают мужские гениталии, на гражданке мелькают сиськи, в последнем эпизоде появился персонаж, выдирающий золотые зубы у трупов.

Ну и удивительный, конечно, кастинг - за любым героем автоматически угадывается точно такой же, но из "большого" кино, только на пятнадцать лет старше; фактически, такая синефильская викторина для самых маленьких: "Я угадал Тома Хэнкса и Шона Пенна, а ты?".

Короче, я по мере возможного, буду вам раз в неделю об этом тут картинки выкладывать, ну или в крайнем случае через полтора месяца подло расскажу, кто в последней серии живым остался.

191.25 КБ

181.27 КБ

172.75 КБ

133.41 КБ

199.53 КБ

221.11 КБ

198.06 КБ

159.20 КБ

153.84 КБ

99.71 КБ

Долетайте до самого Солнца (Ain't no sunshine)
Srkn
von_gartt
Очень жаль, что мы пока не достигли той степени просветления, чтобы писать о фильмах в формате, например, Твиттера - чтобы не более чем в 140 печатных знаках. При всех плюсах этой схемы (мы о её внедрении задумываемся по меньшей мере раз в неделю), в ней существует два недостатка - невозможность посмаковать какие-то мелкие детали и тонкости и отсутствие универсальных культурных кодов для взаимопонимания с нашими читателями.

В пределах ста сорока символов о фильме Дэнни Бойла "Sunshine" ("Пекло" в российском прокате) можно было бы написать следующее: "Sunshine ну ээээ, приземление лицом на кафельное дно пустого бассейна, Бойл зарвавшийся насовсем", и собственно, на этом и закончить. Но увы.

Дэнни Бойл - это очень важная фигура. Он режиссёр поколения, он снимает для нас и про нас, он чутко реагирует на изменения микроклимата и всё-всё понимает. Для усиления воздействия, Бойл сотрудничает с писателем Алексом Гарлендом, который тоже чего-то там поколения, понимает и реагирует. "Пекло" должно было стать контрапунктом их совместной деятельности, грандиозной попыткой двух мыслителей осознать на мета-уровне, чем же жило, дышало и думало поколение 90х; ещё одна задача "Пекла" - стать новой "Космической одиссей 2001" для тех, кто сам только научился думать в 2001-ом.

Гибнущее светлое божество, человечество, сквозь глубины космоса протягивающее ему руку помощи (с зажатым в этой руке ядерным зарядом на много мегатонн) и прочая метафорика - всё это намертво застревает в густом глянцевом киселе. Режиссёр Бойл знает, как надо. Посмотрите, как всё красиво - тут блестит, всякая мелкая ерунда в невесомости крутится, золотые скафандры, водичка по стёклам льётся. На фоне этого вырезанные из плотного картона герои задумываются о месте человека во вселенной. Получается, разумеется, плохо - у героев туго с мотивациями, потому что писатель Гарленд не прописал для них характеров, вместо этого писатель Гарленд придумывал летающие искры для детонации атомного заряда и свихнувшегося на почве солнечного света человека без кожи, чтобы были саспенс, триллер и окровавленные скальпели. Потому что писатель Гарленд тоже знает, как надо.

Бойл в итоге распрощался с Гарлендом и нашёл идеальное содержание для своей глянцевой съёмки и выверенным по миллиметру кадрам - в вышедшем через год Slumdog Millionaire, который понятным языком говорил о совсем несложных вещах, проезжающий под MIA поезд смотрелся точнее и уместнее, чем блестящий космос под звуки Underworld. Всё-таки форма должна хоть как-то соответствовать содержанию, и наоброт: одно дело размазанные в расфокусе и пулемётном монтаже зомби-спринтеры из "28 дней спустя", другое - поиски бога и смысла человечества во вселенной, требующие большего занудства и, скажем так, некой мудрости всё-таки. В противном случае получается совсем как-то катастрофически нелепо и неуместно: это как в одном из интервью Ксения Собчак вдруг говорит, что часто пересматривает "Космическую одиссею", ну или вот как 18 апреля писать пост ко Дню космонавтики.

135.38 КБ

237.84 КБ

69.79 КБ

134.08 КБ

203.77 КБ

228.57 КБ

126.16 КБ

В основном безвредна
Srkn
von_gartt
Простите за длительное отсутствие - много думал.

Посмотрел нового Жене, называется "Micmacs" (по-русски это, вроде бы, тоже будет "Микмакс"). Ну что тут сказать: человек то ли довёл свою идею до логического завершения, то ли окончательно впал в маразм - а возможны и оба варианта, одновременно. Потому что отнести Микмакс к кинематографу - это всё-таки с очень большой натяжкой можно сделать.

Сюжет тут рудиментарен, фабулу его позаимствовали, кажется, из мультфильмов про Тома и Джерри, увеличив против обычного число протагонистов и антогонистов. Персонажи ходульны настолько, что у многих даже отсутствуют имена - есть только прозвища, опознавательные сигналы: Стряпуха, Женщина-Змея, Человек-Ядро, Калькулятор. Диалоги редуцированы до крохотных реплик, междометий, каких-то гортанных всхлипов практически. Драматургия в ужасе забилась в угол (по мнению Мазуревича, её и вовсе тут нет). Сделано всё это за ради одной только цели - чтобы не мешалось под ногами у фирменых трюков Жан-Пьера Жене. Опустить из вентиляции в чай кусок рафинада на бечёвке. Высосать пылесосом ценные вещи из квартиры. Побаловаться освежающим гелием из шарика. Сделать биологическое оружие из трёхлитровой банки с осами.

Трюкам и фокусам нет конца. Фактически, весь фильм - это цирк, буффонада, сопоставимая разве что с заседаниями Думы позднего Ельцинского созыва. Здешняя банда клоунов, не меняясь в предельно идиотских выражениях лиц, кривляясь и балагуря, путешествует по пунктам программы шоу-балагана на сегодняшний вечер - без антракта, в одно действие. Всё это - на обёрнутой в фирменные жёлтый и зелёный светофильтры идеально чёткой картинке.

Жене, чья "Амели" стала едва ли не апологией хипстеров, теперь демонстрирует своим Микмаксом лучший из возможных миров по хипстерской мифологии - тотальное превосходство визуальной эстетики над всеми прочими смыслами. Застрявшая в голове пуля - лишь повод показать бункер, набитый до потолка милым сердцу Жене хламом (а помимо хлама тут ещё найдётся место перебравшейся в Париж паре из "Деликатесов" - он играет на пиле, она на виолончели; когда автоцитирование достигает такого градуса пошлости - это всё-таки дурной знак). Вымеренные по линейке планы - только потому что это дико круто смотрится. Шутейный чёрт - из-за красных тряпочек, символизирующих огонь. На фоне этого поверить в идеалогическое послание о том, что вершить судьбы мира (через YouTube, на минуточку!) должны живущие на помойке маргинальные художники (коими, собственно, вся шайка комедиантов и является), носители особого виденья, созидающие прекрасное буквально из мусора, - c'est naif, mon ami; не столько потому, что на фоне всего остального это выглядит обыкновенным заигрыванием, сколько оттого, что лицо ну хотя бы иногда должно принимать серьёзное выражние.

Два человека на просмотре Микмакса выглядят примерно вот так:
236.33 КБ

Шоу бойс
Mzr
von_gartt
Вчера с девушкой сели смотреть нолановский "Престиж", который вылез у англичанина между Бэтменом с Нисоном и Бэтманом с Леджером, ну и Бейл с Кейном естественно во всех трех обозначенных фильмах играют. К ним в компанию сюда затащили ещё Скарлетку и Джекмана, причём видимо тупо из алленовской "Сенсации" так парой и взяли, может заодно и часть цирковых декораций утащили. Фильм снят по книге Кристофера Приста, причём изначально снимать историю о противостоянии двух фокусников хотел не кто иной, как Сэм Мендес, но автор романа отчего-то настоял именно на Нолане, который в итоге дополнил сюжет отстрелянными пальцами и утопленными ассистентками.

Важно понимать, что каждый фильм Нолана - это по сути дела и есть фокус, в котором нас, зрителей, водят вокруг пальца, машут руками, произносят заколдованные реплики и потом "Ап!" - и титры. И при всем своем праве на сосуществование этот фокус Нолан всегда прилаживает к каким-то уж совсем непригодным вещам - ну хотя бы к человеку в костюме летучей мыши. В случае "Престижа" этот перекос может и не столь очевиден за счёт внешней формы, но существует. Разоблачая мир шоу-бизнеса со всеми его подставами, Нолан в итоге уходит от одного своего любимого мотива - соревнования двух мужиков (только вот не очень понятно, за кого болеть, и в какой форме наши играют), к другому - с двойным дном. Там оба фокусника читают дневники друг друга, смонтировано все вообще без временной оси - т.е. из сегодня герои попадают в позавчера, чтобы наутро проснуться в завтра. Возводя чисто умозрительные сложные конструкции, Нолан к концу фильма выстраивает башенку, которая раскачивается из стороны в сторону, подобно шарикам Goo и вот-вот рухнет. В попытке отстроить удивительной красоты и сложности конструкцию, режиссер к середине уже забывает о красоте, скатываясь в ограниченную игру форм со всеми этими клетками, цилиндрами и лампочками (что видимо хоть как-то должно вдыхать воздух в окоченевшее тело). Поэтому и вся сложность конструкции принимает в конечном счёте вид несуразного бреда с Теслой, магией и армией Хью Джексонов и Бейлов. Совершенно ещё обидно, как Нолан забывает про Скарлетку, которая могла бы всю компанию фокусников вытянуть на своих могучих плечах и губах, и притупляет Кейна. Ведь настоящий герой-то в фильме именно он!

Я уже обмолвился про шоу-бизнес, которого во времена заката викторианской эпохи конечно и быть не было, но фильм совсем не про это. Тут в принципе вся соль высказывания ограничивается письмом Рассела-Эйнштейна. И если у Нолана наука, в которой на рубеже веков все видели панацею и замену "бесполезному" Богу, сворачивает на колею массовой культуры и развлечений, то потом она научится расщеплять атомы и стирать с лица земли целые города. И где заканчивается эта грань между чудесами и катастрофой, мы, увы, понимаем очень не вовремя, потому что наше внимание увлечено фокусником, который машет руками, произносит заколдованные реплики, а потом "Ап!"

В самом начале фильма, небритый Кейн рассказывает про три составляющие фокуса. Так вот престиж - это самая сложная часть фокуса, его развязка, возвращение исчезнувшего предмета. Его у Нолана и не получилось. 







Там же еще котики есть...


... ну и Боуи конечно прекрасен:

Мама, я в Париже
Mzr
von_gartt
Мне кажется, что нас скоро уже обвинят в чём-то совсем плохом, но поверьте - мы не специально. В общем, если коротко, то на Каннах в основной программе будут "Утомленные солнцем - 2"! Воспринимайте, как хотите. Можете вообще нам не поверить.

Из примечательного там ещё то, что в жюри в этом году председательствует Бартон, а в состав "судей" вошли Капур, Бекинсейл (это собственно телочка из Перл Харбора) и Бениссио Дель Торо!